ГлавнаяНовостиТри маски повелителя новостей

Три маски повелителя новостей

21 июня 2017 года в актовом зале Пулковской обсерватории прошла очередная церемония награждения дипломантов и лауреатов Международной литературной премии в области фантастики имени А. и. Б. Стругацких («АБС-премии»), организованная Фондом братьев Стругацких. В номинации «Художественная проза» дипломантом стал Василий Мидянин с романом «Повелители Новостей».


 

Многим нашим читателям этот автор наверняка знаком под другим псевдонимом: Василий Орехов. Его перу принадлежат первые книги легендарной серии S.T.A.L.K.E.R., он работал в таких известных проектах, как «Зона смерти», «Империя наносит ответный удар», «Истребители кошмаров», «Хомо Милитарис», «Бездна XXI».

 

 

Настоящее имя писателя – Василий Мельник, оно неизвестно читателям, зато хорошо знакомо очень и очень многим авторам, поскольку в качестве редактора, переводчика, составителя сборников в крупнейших московских издательствах Василий Мельник участвовал в создании сотен книг русской и переводной фантастики.

Скоро и нашим авторам представится возможность посотрудничать с Василием Мельником. Он будет председателем жюри конкурса «Мистика любви», который стартует на портале Лит-Эра 15 июля. Следите за нашими новостями, не пропустите начала конкурса.

 

А сейчас предлагаем вашему вниманию небольшое интервью с Василием Мельником (а также Мидяниным и Ореховым).

 

- Как в вас уживаются такие разные люди, как лауреат ряда литературных премий серьезный писатель Мидянин – и автор крутых боевиков Орехов? Кто вам ближе сегодня?

 

В.М.: Как-то уживаются, не знаю. Как братья Вентура. В общем-то, оба автора пишут то, что мне в принципе нравится, у меня чрезвычайно обширные литературные вкусы. Просто Мидянин в основном делает тексты для самого себя, а Орехов думает еще и о читателях. Еще можно так сказать: Орехов делает тексты для моего внутреннего мальчишки, который в свое время был без ума от «Звездных войн», «Еще одного отличного мифа» и «Неукротимой планеты», Мидянин же – для моего альтер эго постарше, предпочитающего Леонида Андреева, Даниила Хармса и Роберта Шекли.

 

 

- Не мешает ли профессия редактора писать? Ведь наверняка до самого последнего момента, до выхода книги, хочется что-то в ней подправить, улучшить, подредактировать?

 

В.М.: Мешает. Очень. А помогает мало, к сожалению, потому что редактировать самого себя очень сложно, разве что спустя годы после написания. Глаз замыливается, привыкаешь к написанному, обязательно нужен посторонний контроль.

 

 

– Как вы вообще стали редактором, как попали в литературную индустрию?

 

В.М.: Когда у меня такое спрашивают, невольно вспоминается анекдот про того физкультурника-моржа, которого спросили, как он первый раз попал в прорубь: «Поскользнулся, потом понравилось». Вот примерно так же и я попал в литературную индустрию.

Я очень рано научился читать и с детского сада завидовал загадочным людям, умеющим складывать слова на бумаге так, чтобы было интересно. Составлял списки из прочитанных фантастических текстов, как бы компонуя их в умозрительные сборники и собрания сочинений, и потом перечитывал в соответствии со списком, в этой новой последовательности, которую сам установил. То есть уже в раннем детстве играл в этакую редакторскую деятельность. Порой полученные результаты удивляли меня самого: хорошо знакомые рассказы, попав в новое окружение, начинали играть новыми гранями. Какие-то тексты прекрасно открывали умозрительный сборник, обеспечивая плавное вхождение в чтение, какие-то идеально его завершали. Наверное, с тех пор у меня сохранилась подсознательная тяга к составлению антологий.

До армии я успел отучиться в техникуме и поработать помощником механика на кондитерской  фабрике. Но удовлетворения это не вызывало, я жаждал высшего образования. После армии уже совсем было нацелился поступать в профильный институт, учиться на инженера пищевых производств. Однако в справочнике «Куда пойти учиться», где я искал адрес института, взгляд упал на словосочетание «Редактура и книжное дело» - и я внезапно понял, куда на самом деле до смерти хочу попасть. Работать с книгой показалось мне невероятно интересным.

Учился я в довольно сложные времена, только что рухнул СССР, и было совершенно непонятно, что будет происходить дальше. Отлаженная советская система редактуры, корректуры и перевода, очень качественная, гарантировавшая феномен «врожденной грамотности» людям, читавшим много книг, рухнула вместе с Союзом.  На вступительном занятии нас сразу предупредили, чтобы мы заранее искали себе другую работу, поскольку на вакансии редакторов сейчас конкурс примерно двадцать человек на одно место. Тем не менее на редакторское дело нас натаскивали довольно жестко, безо всяких поблажек. Среди моих учителей – восхитительная Ирина Борисовна Голуб, дивный специалист по русскому языку и литературному редактированию, педагог от Бога, соавтор легендарного лингвиста Розенталя.

В результате многочисленных постсоветских перетасовок в статусе моего ВУЗа я один из тех немногочисленных людей, кто поступил в Московский полиграфический институт, учился в Академии печати, а закончил Университет печати – бакалавриат и магистратуру.   

 

 

 

- Где успели поработать за это время?

 

В.М.: Защитив диплом, приготовился искать другую работу, как нас и предупреждали. К тому времени у меня был небольшой книготорговый бизнес в Москве, который я наладил за время учебы, так что особо насчет работы я не беспокоился. Не сказать, чтобы он приносил заметные деньги, но хотя бы позволял некоторое время продержаться на плаву и не слишком беспокоиться насчет другой работы. Однако в день сдачи диплома мне попалась на глаза доска объявлений в холле института, а на ней – сообщение о вакансии редактора в издательстве «Центрполиграф». И я, совершенно ни на что не надеясь, решил туда позвонить. И несколько дней спустя с изумлением обнаружил себя руководителем отдела фантастики. Он в то время, правда, состоял из меня одного, а в лучшие времена некоторое время спустя состоял из троих сотрудников. Как выяснилось, обойти других соискателей мне помогло резюме, в которое я на всякий случай               внес свою единственную к тому времени публикацию – фантастический рассказ, вышедший в журнале «Метагалактика», так что руководство издательства решило, что я определенно должен быть подкован в области соответствующей литературы.

Два года спустя у меня возникли серьезные противоречия с руководством, и на ближайшем фантастическом конвенте я публично заявил, что ухожу из издательства. К тому времени у меня уже была некоторая положительная репутация в фэндоме, и в тот же день мне поступило три предложения сотрудничать – от АСТ, «Армады» и «Эксмо». На всякий случай я немного поработал со всеми в качестве внештатного литературного редактора и пришел к выводу, что самый серьезный, деловой и душевный подход к сотрудникам – у «Эксмо». Там я и провел следующие десять лет жизни в качестве ведущего редактора редакции фантастики, и это были прекрасные десять лет.

За это время я с неоценимой помощью руководителя нашей редакции Леонида Шкуровича открыл серии  «Русская фантастика», «Русский фантастический боевик», «Отцы-основатели», занимался собраниями сочинений Дика Фрэнсиса, Рекса Стаута, Эрла Стенли Гарднера, Агаты Кристи, составлял годичные антологии «Фэнтези», «Русская фантастика» и «Городская фэнтези», за которые получил несколько литературных премий. Опубликовал знаменитую дебютную книгу «Метро 2033» Дмитрия Глуховского. Открыл перевернувшую рынок книжную серию «S.T.A.L.K.E.R.» – в качестве автора и ведущего редактора. Получил золотой значок за десять лет беспорочной службы в издательстве. А потом был вынужден покинуть «Эксмо» и устроился руководителем студии в компанию NARR8, которая занималась производством интерактивных книг и сериалов для айпэдов.

Это была нервная и трудная, но весьма интересная работа в совершенно новой для меня области. Наша студия занималась производством двух довольно сложных интерактивных литсериалов – «Истребители кошмаров» по сюжету Василия Орехова, сценарии для которого писал сам Орехов в соавторстве с Юрием Бурносовым, Кириллом Бенедиктовым и Евгением Прошкиным, а также «Тайный город» по произведениям Вадима Панова, сценарии к которому писали Орехов и покойный Игорь Пронин. Эти проекты казались мне чрезвычайно перспективными – текст в них сопровождался оригинальной музыкой и звуками, огромным количеством прекрасных оригинальных артов, прикосновением к экрану можно было вызвать спецэффекты, и т.д. Другие студии компании занимались интерактивными комиксами, книгами для детей, литературой нон-фикшн. Наши сериалы выходили на четырех языках – русском, английском, испанском и корейском, – и распространялись через app store, они рекламировались на Таймс-сквер в Нью-Йорке, на улицах Лондона и Мадрида, большой сюжет о нашей компании показывали по Russia Today.

Увы, полноценно монетизировать платформу NARR8 так и не удалось, поэтому в конце конов проект был прекращен, а меня пригласили работать руководителем направления «Спецпроекты» в издательство АСТ. Спецпроекты – это такой расплывчатый термин, который включает в себя всё, что не попадает в мейнстримные жанровые серии, в том числе, к примеру, новые межавторские проекты или серии дамской фантастики. Работаю здесь четвертый год и подумываю, не получить ли еще один золотой значок за десять лет работы – теперь уже от издательства АСТ.

 

 

- О чем книга «Повелители Новостей»? Расскажите об этой книге…

 

В.М. Это вот для автора сложнее всего – рассказывать о собственной книге. Всё уже написано, перегорело и отболело. Почитайте аннотацию, там всё достаточно внятно изложено. Если кратко, то действие «Повелителей Новостей» происходит в той же вселенной, что и в повестях «Московские големы» и «Московские джедаи»: это наша с вами реальность, в которой за личинами политических деятелей, звезд шоу-бизнеса и аналитиков масс-медиа скрываются древние демоны, которые всячески пытаются скрыть от людей истинную ужасную картину мира, потому что люди для них – лишь кормовая база. Примерно такой вот магический реализм с элементами социальной сатиры.

 

0 комментариев

TIME:0.107
QUERIES: 71